shperk: (Default)
Самуил Маршак серьезно уверял Шварца: если как следует поверить, что можно взлететь, то, хорошо разбежавшись, действительно взлетишь. И тут же решил попробовать. Короткими шажками он пробежал метров десять и в недоумении остановился:
– Не получилось. Наверно, я недостаточно поверил.
– Нет, Самуил Яковлевич, – сказал Шварц. – У вас в руке тяжелый портфель. (Маршак всегда носил с собой портфель, набитый своими и чужими рукописями.) Попробуйте без портфеля.
– Ну, допустим, я взлечу. А что я там буду делать без своих рукописей? – отшутился Маршак.
shperk: (Default)
Прям про меня стихи.

Улица Чайковского,
Кабинет Домбровского.
На столе стоит коньяк,
За столом сидит Маршак.

Read more... )
shperk: (Default)
- Ах! - восклицает Маршак. - Вы представить себе не можете, сколько было энтузиазма и надежд. - Он вздыхает и задумывается. - Однажды пришел в журнал молодой человек, представился: Житков. Оставил рассказ, и я тут же прочитал его. Когда он явился за ответом, вызвал всю редакцию, его поздравляли, он молча кланялся в полной растерянности, не понимая, что происходит - то ли смеются над ним, то ли поздравляют всерьез. Когда понял - расцвел, разговорился. С того дня поверил в себя. Знаете ли, чтобы стать писателем, нужно поверить в себя. Это было на первых порах что-то вроде селекции. Книги выращивались, как сад. Заглянул как-то к нам Алексей Толстой, охает и вздыхает: денег нет, нельзя ли заработать, ну, что-нибудь перевести наскоро, есть даже идея - он переведет итальянские сказки. Я стал уговаривать писать оригинальное по мотивам сказок. Толстой отмахивался: не буду. Но вскоре принес своего Буратино.
Разговоры с Маршаком
shperk: (Default)
Однажды у Твардовского сломалась служебная машина, и он попросил автомобиль у Маршака. Получив разрешение, Твардовский пришел в гараж и увидел такую картину: шофер Маршака сидит в машине, читает книгу и плачет. Что же его так растрогало? Твардовский присмотрелся и прочел на обложке: "Анна Каренина". Твардовский даже позавидовал Маршаку: водитель, взрослый человек, не потерял способности плакать над великой книгой. А тот говорит сквозь слезы: "Александр Трифонович! Маршак меня совсем замучил! Ехали мы как-то к Курскому вокзалу, а он и говорит: "Помнишь, Афанасий, как тут проезжала Анна Каренина перед тем, как броситься под поезд? Как она все ярко видела..." "Под поезд? -- говорю. Каренина? Я такую не возил!" Маршак рассвирепел: "Ка-ак, ты не читал "Каренину"? Останови машину, я к тебе больше не сяду! Едем домой, я тебе сейчас дам книгу, и, пока не прочтешь до конца, мы с тобой не знакомы!"
http://illustration.diary.ru/?comments&postid=6796455
shperk: (Default)
Ай да Аня [livejournal.com profile] feinanna!
Среди Кайдановеров был один великий раввин именем Шмуэль Кайдановер, называемый "морейну вэ-рабейну Шмуэль Кайдановер" - наш учитель и наставник Шмуэль Кайдановер, сокращенно - Маршак. И от него пошел род Маршаков. И был некто, именем Самуил Маршак, человек весьма ученый и искусный в стихосложении. Этот Маршак составил поэму "Сказание о Рассеянном". И многие недалекие и необразованные люди думают, будто это детская сказка наподобие тех, что рассказывают народы мира. Однако же говорится в сказании о душе, которая, снисходя в наш мир, забывает своего Создателя и тайны Торы, выученные в иных мирах. И оттого случается, что у многих людей души будто безумные. И эти безумцы полагают, будто нет Бога, упаси Господь, а мир возник сам по себе.
    
    Другие же души, придя в наш мир, вечно пребывают в беспамятстве, или в спячке, как сказано: "... мы были, как во сне". И эти несчастные всю жизнь мучаются от рассеянности, забывают и путают самые простые вещи.
    
    И хотел я составить комментарий на "Сказание о Рассеянном", но только получил я традицию от отца моего, рабби Галеви-Кайдановского, и от тестя, раввина святой общины города Сдерота, что не пишут комментариев на притчи и сказки. Дабы не сокращать их смысла. Ведь те, кто вычитывает больше, чем написано, от комментария только пострадают. Так пусть же каждый понимает соразмерно сердцу: великий - по величию своему, малый - по малости своей.
    
    Дозволю себе сказать лишь одно: последнее путешествие Рассеянного есть дорога в святой город Иерусалим, он же Аль-Кудс, а не в мифический "Ленин-град" ( я справлялся по карте и точно уверен, что в Московии нет города с таким названием). И многие из нас доселе сидят в отцепленном вагоне, и ждут, когда поезд доставит их к Избавлению. Утро, день, вечер - а Иерусалим все еще далеко. С изумлением наблюдают они из окна бурлящий вокруг поток жизни. Таков и я. И "Сказание о Рассеянном" прилагаю к сему прошению, чтобы у великого муфтия не возникло сомнений в подлинности рассказа.

Письмо на голубом картоне

shperk: (Default)
 Много фамилий-нотариконов начинается на мар - от морейну hа-рав. Хорошо известная фамилия Маршак - морейну а-рав Шмуэль Кайдановер. К потомках раввина Кайдановера принадлежат русский поэт Самуил Маршак, легендарный комиссар Пальмаха - ударных отрядов еврейской самообороны в Палестине Бени Маршак и израильский миллионер, советский шпион, а в настоящее время российский предприниматель Шабтай Калманович. Впрочем, есть Маршаки - потомки другого раввина, морейну а-рав Шлоймо клугер. Клугер здесь не фамилия, а определение. На идише оно значит мудрый. Некоторые фамилии не удается идентифицировать. 
Из АМи

August 2011

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:56 am
Powered by Dreamwidth Studios